Интервью с главой общественной организации «Стоп нелегал» Денисом Шинкаренко.

 

Д.Комаров

  • Добрый день, четверг начало второго и, как всегда, в это время мы говорим говорим о проблемах Украины говорим с теми людьми которые могут рассказать об этих проблемах как они решаются решаются ли они вообще и сегодня мы находимся в гостях у такой организации «Стоп Нелегал» и говорим с ее главой — Денисом Шинкаренко. Добрый день!

Д.Шинкаренко

  • Добрый день

Д.Комаров

  • Тема коррупции, тема борьбы с коррупцией, в Украине это сейчас, особенно в связи с громогласным возвращением очередного борца с «баригами» и коррупционерами, господина Саакашвили эта тема поднялась на новый уровень.

    С одной стороны есть НАБУ, есть много поднятых дел, есть посадки. С другой стороны есть запрос общества на борьбу с коррупцией. Опять же тот же Саакашвили: «все барыги, я вас посажу, всех барыг» и общество его слушает, значит общество считает, что борьба с коррупцией идет недостаточно.

    Именно поэтому я и захотел с Вами поговорить.

    Вы занимаетесь этим делом, скажу так, профессионально. На Ваш взгляд эта борьба сейчас реально идёт или не идёт? Ваша оценка общей ситуации с коррупцией в Украине?

Д.Шинкаренко

  • Это конечно отличный вопрос. Мы погрязли настолько в коррупции с Вами и я даже не представляю как теперь из него выкарабкаться. Вы затронули тему Саакашвили. Я вам скажу немножко по-другому Я смотрю на ситуацию так что всё должно быть в правовом поле. Ну давайте мы представим с вами, что некий мексиканец хочет пройти на территорию Соединенных Штатов Америки. С одной стороны его привезли мексиканцы, с другой стороны его ждут какие-то депутаты в Соединенных Штатах. Вот какая должна быть реакция президента Соединенных Штатов Америки на такие события, как Вы считаете?

Д.Комаров

  • Ну, какая будет реакция Президента я понимаю — она будет достаточно жесткая. С другой стороны масса мексиканских нелегалов работает в Калифорнии, а у нас — есть Саакашвили.

Д.Шинкаренко

  • Да, но все должно быть в рамках закона, правда же? То есть если человек возвращается в Украину он должен показать пример о том, что он например подал в суд на что его незаконно лишили гражданства. Он должен показать документ, что он въезжает на Украину согласно каких-то деклараций, документов, паспорта или что-то ещё. На сегодняшний момент он показал то, что с помощью толпы он может решить любой вопрос.

    Толпа его встретила. Толпа его взяла в коробочку. Толпа его провела через таможню. У меня к Саакашвили ровное отношение — не за не против, дела должны говорить за него что он сделал в Одессе, что он сделал в других каких-то регионах, в Грузии. Но опять таки, чтобы идти в политику он должен был показать пример. Для того чтобы бороться с коррупцией, он сам должен быть сам примером для подражания.

Д.Комаров

  • Ну если бы у нас были звонки радиослушателей, а у нас интервью идет в записи, сейчас бы Вам начали говорить: что Вы против того, что Миша будет бороться с коррупцией? Вы же сами боритесь с коррупцией! И вообще, Вы посмотрите как Михаил Николаевич навел порядок в Грузии!

Д.Шинкаренко

  • Кто сказал, что он навел порядок? Для того чтобы об этом говорить нужно пригласить людей из Грузии, которые там жили и либо чиновники которые там были и они должны об этом сказать. На сегодняшний момент когда я спрашиваю я не слышу однозначного, что он совершил целую революцию в Грузии. Да реформа в правоохранительных органах прошла однозначно. Но и за ним след идет не очень хороший насколько знаю. Его там ждут по некоторым судебным делам, насколько я знаю. Почему он не вернется в Грузию, не покажет, что он где-то был прав и не скажет — я чист?

Д.Комаров

  • Потому, что там тоже «барыги» пришли к власти. Но тут вопрос даже не сколько в личности Саакашвили, это как один из примеров. Вообще, глобально, смотрите — недавно выступал Петр Алексеевич Порошенко в Верховной Раде, тоже много говорил о борьбе с коррупцией, вчера, буквально, он встречался с зам.руководителя МВФ и там он говорил о создании еще одной, некой, структуры которая будет контролировать как идет борьба с коррупцией. То есть МВФ уже собирается контролировать — как идет борьба с коррупцией в Украине. Тот же Порошенко сказал, что Кабинет Министров должен заказать международный аудит того, как Украина борется с коррупцией последние три года. Порошенко говорит: давайте, смотрите — как мы боремся с коррупцией! Зачем тогда он это делает? Мы погрязли в коррупции, зачем Порошенко тогда так говорит — ну проверяйте, мы же боремся?

Д.Шинкаренко

  • Я думаю, что это просто идёт недоверие со стороны Европы и кредиторов которые выдали нам сумасшедшие, на самом деле, кредиты. И они видят, что на самом деле у нас ничего не двигается в лучшую сторону мы стали на первом месте по коррупции в мире. Так ведь?

Д.Комаров

  • Ну, да.

Д.Шинкаренко

  • Поэтому они говорят: да вы боретесь но этого не видно. Давайте наши, наверное, специалисты приедут и проверят это всё. Давайте мы аудит проведём: куда ушли деньги МВФ, другие вопросы какие-то будут поднимать. Вот для этого ему, видимо, поставили какой-то ультиматум и условия — мы выдадим вам следующий кредит но мы должны быть уверены что вы действительно боретесь с коррупцией. То, что выставляют какую-то другую организацию, это говорит о том, что нам не доверяют.

Д.Комаров

  • То есть, Вы думаете что это просто Порошенко делает красивое лицо при, в общем-то, не очень хорошей ситуации? Это МВФ выдвинуло такое условие?

Д.Шинкаренко

  • Конечно. Давайте поставим себя на место сотрудников международного валютного фонда — вот я вам выдал некий кредит на определённых условиях, что здесь вы будете деньги тратить там на борьбу там с коррупцией, на увеличение экономических показателей, на улучшение экономической ситуации в стране. А ситуация стране только ухудшается, коррупция увеличивается, а вы мне рассказываете, что у вас всё хорошо. Говорите, что экономическая ситуация растет, а на самом деле, по факту — нет. И я говорю: слушайте, а давайте я вам своего специалиста Вам пришлю, пусть он посмотрит и мне доложит — как на самом деле обстоят дела.

Д.Комаров

  • Тот же Президент Порошенко и другие официальные лица могут сказать: а вот у нас есть НАБУ, назовут количество открытых дел, там больше полутысячи, точно не помню. Я не так давно был на отчете у директора глава НАБУ Сытника и он говорил о том как они борются. Вот такой вот фолиант нам раздали в качестве отчета за 7 месяцев работы. НАБУ открывает дела, НАБУ работает. Но это, пока еще, не реформированная судебная система, но мы то боремся — говорит власть!

Д.Шинкаренко

  • Вы знаете, мне очень нравится одна шутка по этому поводу — борьба с коррупцией в Украине это как рыбалка по каналу Discovery: поймали, показали и отпустили.

Д.Комаров

  • Да, есть правда в Ваших словах. Потому, что буквально сегодняшние новости я смотрел в ленте новостей, насчёт одного таможеника. Его обвинили в даче взятки что-то порядка сорока тысяч евро,он дал взятку и вот его выпустили. Дали ему штраф около 2000 гривен. Суд уменьшил сумму взятки, на суде заявили, что он давал сумму взятки не 40 тысяч евро, а всего 2 тысячи евро и поэтому такой маленький штраф и иди с Богом. Но ведь это суд! И его надо реформировать. Окей, мы не доверяем органам власти, не доверяем структурам, которые борются с коррупцией и мы исключительно доверяем тем кто пришел к нам из-за рубежа, хотя у нас и в этом случае есть негативный опыт. Взять того же Саакашвили. А можем ли мы доверять тем же Вашим коллегам, которые спонсируюся из-за рубежа? Например Шабунин и тому подобное? Ваши коллеги — общественные организации, насколько они дают верную картину, насколько они правильно работают?

Д.Шинкаренко

  • Этот вопрос очень серьезный и очень сложный, потому что я не смогу вам сказать — как они себя ведут. Потому, что я не присутствую при том как они распределяют эти средства, на что они распределяют, как они работают. Может быть у них поставлены определённые какие-то задачи. Если они финансируются определёнными структурами из Соединенных Штатов Америки, может быть у них какие-то задачи определённые стоят. Я же этого не знаю. Я могу только сказать по поводу себя, как я работаю, как я это вижу, как я борюсь, как я, например, доношу информацию общественности, привлекаю внимание СМИ, правоохранительных органов к определённым проблемам и вопросам. Как они себя ведут я не могу сказать.

Д.Комаров

  • Ну хорошо,вот вы — общественная организация. Собралось вас несколько человек и решили вы бороться с коррупцией. Ваше видение — где у нас наиболее опасная коррупция? Потому, что я когда разговаривал с экспертами они говорили что коррупция в высших эшелонах да, это опасно, но коррупция на среднем гораздо опаснее. Ваше мнение по этому поводу. Вообще почему вы собрались и как вы работаете.

Д.Шинкаренко

  • Отличный вопрос. Как я на него отвечу? На самом деле большей степени важна экономическая составляющая — сколько люди зарабатывают. Не будет коррупции тогда, когда у сотрудников гос. аппарата будет достаточно нормальная зарплата. Какая это «нормальная заработная плата» нужно обсуждать и смотреть. И должен быть социальный некий продукт, где семья этого сотрудника гос.сотрудника будет защищена: дети будут в школу ходить в определенную, либо медицинская поддержка, ещё какие-то льготы для того чтобы человек понимал что если он возьмет взятку, он не себя подводит, он подводит всю свою семью. Таким образом можно как-то бороться с коррупцией. На данный момент при зарплате в 4,5, 8000 гривен этому сотруднику правоохранительных органов, либо в суде предлагают сто тысяч долларов или миллион — это даже не обсуждается, я так думаю — брать или не брать. Конечно — брать. Я за этот миллион могу прожить и моя семья, даже если не буду работать в этих правоохранительных и других органах, могу прожить не один десяток лет нормально. Правда?

Д.Комаров

  • Ну да.

Д.Шинкаренко

  • Если меня не поймают, я могу как-то спокойно уволиться. Деньги положить на какой-то счет, меня же не проверят, а тем более есть варианты как выводить средства из той же Украины и жить на какие-то определенные проценты. То есть каким-то образом обелить эти деньги. Многие в правоохранительных органах, начальники полиции, они крышуют например нелегальные обменники. Они через них отбеливают деньги, вот таким образом.

Д.Комаров

  • Ну да есть такие разговоры. Хотя опять же есть разговоры, что ряд нелегальных обменников крышуют на самом высоком уровне. Но тут у меня нет доказательств и не буду называть фамилии. Тем не менее, каким образом пришла идея создания такой организации, во-вторых, на чем вы сосредоточены? Чем вы занимаетесь? Министрами? Или вы занимаетесь учителями? Или вы занимаетесь полицией? Вот на чём вы сосредоточены? Идея создания и фронт работы.

Д.Шинкаренко

  • На самом деле огромный фронт работы. За счет чего живет и развивается Украина? За счет перечисления денег в бюджет налогоплательщиков. Легальный бизнес платит налоги, платить все сборы необходимые, за счёт этого у государства есть возможность содержать бюджетников. Это платить зарплату полиции, врачам, учителям, какие-то социальные проекты проводить. Нелегальный бизнес он не платит налоги и он пришёл с определенными структурами. То есть государство недополучает какие-то средства это значит недополучают учителя, полицейские, врачи, дети так далее. Наша задача максимально помочь развиться Украине, помочь развиваться легальному бизнесу в Украине, бороться с нелегальным бизнесом который крышуется правоохранительными органами, либо другими госструктурами. Выяснять кто крышует собирать эту информацию, опять же доносить информацию в вышестоящие органы для того чтобы пресечь такой вид деятельности. Пожалуйста работайте, но работайте легально. Платите налоги со всеми надлежаще оформленными документами. Вот это для меня самое интересное. В нашей команде люди которые неравнодушны к этой проблеме, люди которые тоже занимаются определённым бизнесом и они хотят работать честно, они хотят помогать Украине. Это и есть — патриотизм. Когда мы здесь находимся в этой стране, когда мы платим налоги. Мы хотим чтобы Украина развивалась и мы же требуем с гос.чиновников работать так как полагается. Вот мы и эту идею двигаем в люди и мы получаем огромную поддержку народа

Д.Комаров

  • Ну то есть грубо говоря Вы прежде всего выясняете, анализируете как-то и выясняете где работает нелегальный бизнес, не платящий налоги и тем или иным образом боретесь с ним. Вот вопрос: откуда у вас все эти данные? К вам приходят легальные предприниматели или вы сами выясняйте? Это один вопрос. Второй вопрос — всё-таки у нас нелегального бизнеса или бизнеса который находится в тени процентов 60. Это я вот так с ходу, я там давно аналитикой не занимался. Вот каждого второго можно подходить и… спрашивать. Это же какие ресурсы у вас должны быть?

Д.Шинкаренко

  • На самом деле огромные огромные проблемы и Вы правы — порядка 60% бизнеса в тени. Почему? Потому, что на самом деле сами чиновники и законодательство вынуждает людей работать в тень. Мы должны каким-то образом помочь проконсультировать и помогать развиваться. Многие хотят работать в «белую», платить налоги но в виду того, что как только бизнес становится прибыльным некоторые структуры к ним приходят и начинают у них отжимать.

Д.Комаров

  • То есть, Вы хотите сказать, что эта история сохранилась? Я думал, что с уходом Саши Януковича она как-то слилась потихоньку.

Д.Шинкаренко

  • На самом деле, может быть я Вам открою Америку, на сегодняшний момент огромное количество примеров рейдерских захватов предприятий. Даже намного увеличилось чем при Януковиче. У меня огромное количество друзей у которых…. Например самый громкий пример — житомирская кондитерская фабрика.

Д.Комаров

  • Пашинский?

Д.Шинкаренко

  • Да. Он не при Януковиче, он тут и сейчас. И никто его не арестовывает.

Д.Комаров

  • А Вы сами пытались заниматься проблемами такого уровня? Пашинский, еще какие-то крупные рейдеры? Или это не Ваш уровень?

Д.Шинкаренко

  • Пока, что мы еще молодые и мы ещё растем. На самом деле общественная организация «Стоп нелегал» была организована в пятнадцатом году, я главой организации стал в апреле 2017 года и за это время у нас огромное количество побед уже есть. Мы защитили легальных перевозчиков проведя акцию протеста возле Киевской областной администрации, где некий чиновник — начальник отдела инфраструктуры, разослал письма о том, что аннулировал маршруты некоторых переводчиков, безосновательно. И когда мы пришли спросить: на каком основании этот чиновник это все сделал, перед нами поставили полицию, армию, спецподразделения, вместо того чтобы этот человек вышел и сказал вот смотрите было нарушение такие-то такие-то и я принял решение — поменять переводчика на основании там пункта такого-то. Вместо этого у нас украли палатку, хотя мы уведомили местные власти, что будет проводиться акция, что будут стоять палатки, будем раздавать листовки. То есть — защитите нас, в случае чего. Вместо этого мы получили обратную ситуацию. Что мы сделали? Мы организовали пеший поход от областной администрации к Администрации Президента чтобы Вы понимали — с нами шло порядка 800 человек. Мы донесли эту информацию Президенту. Передали через представителя Президента всю информацию и наши требования. И после этого пошли какие-то определенные сдвиги. Было открыто криминальное дело относительно начальника отдела инфраструктуры Малашевича, был назначен новый начальник отдела Чередниченко.

Д.Комаров

  • Да, да, да. Я слышал недавно, что там какие-то изменения в отделе инфраструктуры были. Это ваше дело

    Д.Шинкаренко

  • Да. Перевозчикам уже вернули их маршруты и они уже ждут — когда будет следующий тендер, конкурс, на который они должны честно пойти.

Д.Комаров

  • Понимаете какое дело? Я вот сегодня был свидетелем такой истории, которую сначала не понял, а мне ее знающие люди объяснили. Приехал депутат на свой округ, небольшой район. Собрал местное руководство и говорит: ребята, вот смотрите — у нас есть возможности, деньги из бюджета, давайте куда-то их потратим. А он молодой и обеспеченный депутат и пытается на своем округе что-то делать довольно искренне. Ну у него есть свой интерес, естественно, но он искренне пытается что-то продвинуть. И вот он сидит и говорит — давайте потратим казенные деньги на что-нибудь у вас. И районная администрация сидит вот с такими тупыми глазами и явно ничего не хочет делать. И депутат сидит им час говорит, полтора говорит… И я уже прихожу в недоумение и спрашиваю: а что происходит? Почему так? Мне объясняют: ну как — им же попилить надо что-то, а то, что он им предлагает это вообще в попил не укладывается. Он им предлагает — вот вам деньги из бюджета, потратьте их на больницу, на детский садик. А они на него сидят и смотрят — а как это? А наши 20%? Вот Вы как часто сталкивались с такими историями, когда местные власти на таком уровне, просто препятствовали любым движениям?

Д.Шинкаренко

  • На самом деле это происходит везде сейчас по всей Украине. У нас масса примеров когда местная власть хочет например закрывать средние школы в некоторых селах куда ходят дети- порядка 70 детей в школу. Двухэтажная кирпичная школа с компьютерными классами, хорошими учителями. Для того чтобы забрать земли в этих селах. То есть люди выезжают земля переходит в земли запаса. Через глав этих сел забрать эти земли для своих каких-то агрокомпаний и зарабатывать на этом деньги. Вот сегодняшние реалии. И мы не дали в одном из регионов закрыть семь школ. Мы общались с жителями этих сел…

Д.Комаров

  • Это в какой области?

Д.Шинкаренко

  • В Киевской. Лично я общался с этим людьми в каждом селе и мы предложили им провести акцию протеста в районе. Возле районной администрации. Представляете — со всех сел приехало порядка 400-500 человек, провели акцию. И это люди от души говорили нам, с микрофоном в руке, как они переживают за свои села и что они против того чтобы закрывались эти школы. Вышел глава района, это все услышал, это всё увидел и принял решение — да, говорит, я не собираюсь там закрывать все эти школы. Именно таким образом мы, как общественная организация, показали, что работа с общественностью очень важна. Мы подняли проблему, привлекли средства массовой информации, привлекли правоохранительные органы к этому вопросу. И они уже там смотрели и разбирались.

Д.Комаров

  • Вы такие дела как бы потом контролируете? Потому, что я знаю такие случаи когда приезжает пресса, приезжает общественная организация, поднимает проблему наверх, выходит мэр, глава района, неважно кто и он говорит: да ребята, всё сделаем классно! Мы все поняли, вы вообще молодцы что подняли проблему, я о ней вообще не знал. Вы молодцы, всё классно, мы с вами вообще дружим! Проходит месяц это всё рассасывается и решение проталкивается так или иначе. Вот вы держите как-то на контроле?

Д.Шинкаренко

  • Конечно! От начала и до конца. Я скажу больше, у Вас был вопрос — каким образом мы узнаем о каких-то проблемах. У нас есть горячая линия куда звонят люди. Этот запрос попадает в нашу программу, система куда заносится вся абсолютно информация, с документами подтверждающими, то есть юристы должны проверить на правдивость ту информацию, которая нам пришла. Я отслеживаю, смотрю — действительно ли эта информация правдива. Потом мы начинаем какие-то действия. То есть наши активисты приезжают на место и сами узнают, проверяют, общаются с местными людьми. А дальше мы уже начинаем привлекать внимание общественности и местные власти. То есть проводится какая-то акция протеста. Также подключаются юристы, которые делают некие запросы, чтобы мы получили письменный ответ почему так произошло и почему, например, не реагирует полиция либо местная власть. И мы доводим всё это до конца, показывая в новостях. То есть публикуем это всё на сайте, в социальных сетях, что мы обратились, мы это сделали и мы добились и вот он результат. То есть — до конца.

Д.Комаров

  • И как бы не возвращаясь к началу разговора, а отсылаясь к его началу. Мы говорили, что здесь общество, наши международные партнеры, не доверяют нашим органам и вообще — настроение общества, когда оно более менее доверяет армии, людям которые прошли через АТО и по прежнему, немного, доверяют иностранцам. Вот у Вас были такие ситуации, когда люди либо приехали из-за рубежа, либо прошедшие АТО, внезапно превращались в тех, с кем Вам же и приходится бороться? Теми, кто нарушает закон, теми, кто, внезапно, оказывается коррупционерами? Или такие случаи не возможны в принципе?

Д.Шинкаренко

  • Это тяжёлый вопрос. Почему, потому, что на самом деле есть люди которые действительно хотят сделать что-то хорошее для места где они живут. Пусть это будет страна, город, село, не важно. Есть люди которые приходят и приходят к власти — заработать. Пользуясь своими какими-то полномочиями. Конечно мы сталкивались с тем, что человек приехавший приехавший с другой страны, например, стал мэром.

Д.Комаров

  • У Вас есть какие-то конкретные примеры?

Д.Шинкаренко

  • Кстати — да. На днях я ездил город Глухов, к нам обратились жители этого города. Я поехал в этот город для того чтобы удостовериться в правдивости этой информации. До нас дошли слухи о том, что мэр Глухова Мишель Терещенко…

Д.Комаров

  • Прям Мишель?

Д.Шинкаренко

  • Да, Мишель Терещенко, он приехал из Франции. Я тоже как-то даже удивился. Он приехал в 2007 году в Украину занимался каким-то бизнесом, а в 2015 году он получил гражданство Украины и в 2015 году, как интересно, он стал мэром Глухова. На волне тех революционных настроений которые были этот период у нас в стране, многие посчитали о том, что вот придет новый мэр из другой страны и что-то поменяет. Я приехал в этот город и я сразу же начал общаться с людьми. Все говорят о том, что мэр не плохой. Вот — неплохой. Да что-то может такое происходит там с землей, но это надо проверить, нужно доказать. Это еще в процессе. Но однозначно все говорят о том, что он себя окружил не самыми лучшими людьми. Окружение его его подводит. Например там юрист есть у него который — реальный коррупционер, но почему-то Мишель этого не видит. К Мишелю вопросов нет, пока что. Я хотел бы ему задать вопрос: а почему? Он как-то покрывает каких-то определенных лиц? Они выполняют какую-то миссию его, грязную работу может быть. Либо он просто не знает о чем-то?

Д.Комаров

  • Вот эти лица, это местные?

Д.Шинкаренко

  • Не сказал бы. Например этот юрист он приехал в Глухов в 2010 году и как бы он помогает мэру Глухова в юридических вопросах. Но жители этого города, как бы не очень хорошо о нём откликаются. То есть что-то он делает, но делает в своих интересах. Вот хотелось бы Мишелю задать вопрос, может быть провести журналистское расследование относительно этого юриста. Пусть он отдалится от ситуации и узнает этого человека со стороны. Это же важно!

Д.Комаров

  • Может быть это следствие некомпетентности этого мэра Глухова который приехал и не знает людей и допустим набрал в команду незнакомых. Это такое возможно. Потому,что в любом представлении украинца человек который приехал из-за рубежа, хотя опять же мы сталкиваемся когда они начинают воровать. И тут два вопроса, кстати говоря, мы относимся к людям которые приезжают из-за рубежа, как к людям которые готовы решить их проблемы. А не бывает ли так, что эти люди, большей частью — авантюристы, как в хорошем, так и в плохом смысле слова. Ну вот я простой пример приведу — я общался с министром Абромавичюсом, он прямо говорит и эта позиция достойна уважения: ребята — я экономист, я в своем резюме поставлю галочку — я работал министром экономики. Это круто, меня потом возьмут на более высокую работу. То есть он рассматривает этот этап как проходной, но как этап, который нужно выполнить хорошо, потому что по результатам этого этапа его возьмут на следующую работу. Этот мотив понятен и я понимаю — почему он будет делать эту работу хорошо, потому, что он рассматривает эту работу как ступень. Также как и рассматривала свою работу Яресько, которая сейчас пошла на повышение. На секундочку она возглавляет Министерство Финансов одного из Штатов США. А вот люди, которые приезжают из той же Франции сейчас? Не есть ли это авантюра, не есть ли это попытка заработать на туземцах, скажем так.

Д.Шинкаренко

  • Скажем так, если я скажу да это будет громко сказано. Для того чтобы сказать — да нужно под этим иметь какое-то основание. Сказать, что да мы проверили и да человек приехал сюда чтобы заработать на земле или ещё на чем-то. Это не исключено. На самом деле у любого топ-менеджера должно быть жилка авантюриста.

Д.Комаров

  • Ну может быть соглашусь.

Д.Шинкаренко

  • Потому, что он должен быть харизматичным, за ним должны идти люди, он должен людей за собой вести. А без жилки авантюриста тут как бы ничего не сделаешь.

Д.Комаров

  • Ну хорошо. Возвращаясь к конкретному случаю. Так чтобы не прыгать. Вот есть конкретный кейс, как у нас говорят. Вот какой ущерб в том же самом Глухове, обычный украинский город, городок даже, без министров, без ничего. И вот коррупционеры — какой ущерб они приносят конкретному городу?

Д.Шинкаренко

  • Ну например были вопросы по земле. По земле, когда у людей отбирали акты на землю и присваивали себе. Есть такие факты. Но чтобы об этом говорить нужно эти все факты для начала преподнести правоохранительным органам чтобы они их проверили. К нам обратились люди говорят: вот такие факты были. Вот мы там доверили определенным лицам, опять же из окружения Мишел, а у нас эту землю забрали. У нас забрали акты и мы потеряли эту землю. Это вот — пример один. Как оценить? Мне сейчас тяжело сказать, но я думаю, что обманывать людей это подло.

Д.Комаров

  • Ну это понятно, тем более, что земля это сейчас один из основных активов на которые более-менее можно опираться. То есть, если говорить о небольших городах, то основные нарушения, основной грабеж идет по линии земли? Кстати говоря, если говорить о земле, то как Вы относитесь к предложению того же Порошенко ввести этот самый рынок земли? В этом случае подобных нарушений станет меньше? Уйдет ли коррупция или она станет ещё более глобальная?

Д.Шинкаренко

  • Вы знаете я например занимаю позицию — я против продажи земли. Пусть она будет в аренде. Может быть это неправильная позиция, но это моя позиция. На сегодняшний момент наша земля стоит копейки относительно стоимости земли в Европе и многие зарубежные компании просто мечтают зайти сюда и купить эту землю и считайте, что нашей страны уже нет.

Д.Комаров

  • Я на этой неделе, буквально таки, в понедельник или во вторник, я не помню, в понедельник по моему, в программе своей приводил уже эту цифру. Вот вы как думаете кто крупнейший экспортер помидоров?

Д.Шинкаренко

  • Китай

Д.Комаров

  • Голландия. Понимаете, сейчас в той же Европе, в той же Голландии реализуются такие технологии, когда земля, по сути, не нужна. Многоэтажные теплицы и так далее. Вот этот миф, это я уже вступаю в дискуссию общую, этот миф о необходимости нашей земли, еще лет десять и будет не просто мифом, а реальностью. Она и сейчас не особо нужна, я так честно скажу. Еще раз повторю — Голландцы лидеры экспорта помидоров и еще нескольких позиций. Голландцы сейчас по экспорту продукции пищевой на втором месте в мире после Соединенных Штатов Америки. Соединенные Штаты и Голландия. Просто там — технологии. Это большой и опасный миф для Украины. И опять же возвращаясь к той же Глуховской теме — как мне кажется, любая коррупция, любые теневые какие-то вещи, возможны, когда нету рынка. Когда есть рынок — ты пришел, вот ты можешь купить это или ты можешь продать это ты купил-продал, до свидания. Когда есть какие-то там аренда субаренда возникают все эти теневые обороты и возникает коррупция. У нас сейчас вокруг земли творится — невесть что, ну это реально выход бросить всё на рынок и там уже покупайте-перепродавайте. Мне кажется, что это очень опасный миф — сейчас к нам придут иностранцы и все купят. Нет.

Д.Шинкаренко

  • Дмитрий, я может немножко отойду от темы. У нас еще есть время?

Д.Комаров

  • Да, конечно.

Д.Шинкаренко

  • Я приведу пример того, как я вижу вообще ситуацию связанную с коррупцией, для того чтобы вообще ее понять. Каждую ситуацию я пытаюсь масштабировать, минимизировать, допустим возьмем некий город и минимизировать до поселка в1000 человек. В этом посёлке есть люди — кузнецы, пекари, фермеры. У этого посёлка есть земля, есть дома, у каждого человека есть какое-то предназначение: торговцы — торгуют, пекари — пекут. И некоторым людям например не некогда заниматься вещами благоустройства. Цветочки где-то, заниматься дорогами, либо заниматься — кому выделять землю, кому не выделять и сколько выделять. Я так предполагаю, допустим, собрались эти тысяча человек и говорят: слушайте — у нас, в нашем посёлке, есть люди которым нравится заниматься такими делами. Кому-то нравится цветочки садить, кому-то нравится дорогами заниматься. Кто-то как администратор неплох. Слушайте, а давайте мы просто скинемся и назовем это налогом и будем содержать этих людей чтобы они нашу жизнь сделали лучше. И появились: отдел благоустройства, который для нас делает определенные полезные вещи. Отдел налогов — он смотрит все ли там скидываются на это всё. Полиция. Вот мы скинулись на полицию чтобы спокойно себя чувствовать в этом поселении. Армия для того чтобы какие-то соседние поселения не забирали у фермеров урожай и защищать.

Д.Комаров

  • Ну, то есть, мы о государстве в миниатюре говорим.

Д.Шинкаренко

  • Да. Государство в миниатюре. И когда мы говорим о каких-то вопросах с Вами, я стараюсь минимизировать все это до 1000 человек. И сейчас придут какие-то люди из соседних поселений и скажут: а давайте мы вашу землю купим. Эта земля принадлежит нам с вами. Я и тысяча человек владеем этой землей, а кто-то взял и продал эту землю, кому-то.

Д.Комаров

  • Ну не может один человек продать всю землю. Каждый продает свой пай земли.

Д.Шинкаренко

  • Подождите, а вот без вас взяли и продали.

Д.Комаров

  • Нет, ну это уже нарушение закона. Это все решается в судах, это Вы сейчас немного передергиваете. Это тогда решается в судах — законно это или не законно. Окей эта такая вот дискуссия у нас вышла относительно рынка земли. Вот смотрите — все плохо у нас в стране, коррупция на всех уровнях и в принципе и вот опять же, не уходя в какие-то глобальные вещи, не касаясь Пашинского или каких-то высокопоставленных чиновников. Если говорить о конкретных кейсах — вы проводите акции протеста, вы доносите до чиновников ту или иную информацию. Вы считаете, что такими методами можно, более-менее искоренить коррупцию или это не возможно?

Д.Шинкаренко

  • Такими методами и нужно искоренять коррупцию. Почему? Потому, что чиновники они не любят когда говорят об их коррумпированных действиях очень громко. Да, они там что-то себе сделали и надеются, что это будет тихо и всё это пройдёт. Тут появляется общественная организация, которая узнала об этих коррумпированных схемах и пытается об этом всем рассказать. Рассказывают, привлекают средства массовой информации, правоохранительные органы и тут мы выясняем — вот она коррумпированная составляющая и пожалуйста полиция сделайте свое дело. Вот это и есть задача общественных организаций. То есть — мы не делаем работу за полицию, не делаем работу за кого-либо, мы всего лишь оголяем проблему, рассказываем о ней и пожалуйста — реагируйте. И мы смотрим — как полиция реагирует на это. Если они не реагируют никак на это, это опять таки коррумпированная составляющая с ними связанная. Мы начинаем там смотреть, копошится. Только таким способом, я думаю, можно все это искоренить.

Д.Комаров

  • Ну вы работаете на небольшом, определённом участке. Тогда чуть по другому поставлю вопрос: как быстрее искоренить коррупцию? Борясь с ней наверху или вот такими общественными организациями, борясь с ней в каждой области, в каждом конкретном городке, с каждым, конкретным чиновником?

Д.Шинкаренко

  • Я думаю что можно смотреть более глобально. Нельзя сказать что так или иначе. Я думаю и так и так. А я думаю, что и общественные организации, которые выявляют эти коррумпированные составляющие в госструктурах. И должна быть борьба на высших чинах. То есть смотреть — как депутаты работают, работают ли они? Как работают суды, работают ли они? Как работает Президент, работает ли он? Президента выбираем мы, естественно, но вот мы выбрали сейчас Президента, а давайте посмотрим — а стало ли нам лучше жить?

Д.Комаров

  • Я как-то избирая Президента не связывал это с тем, а станет ли мне лучше жить. У меня были другие расчеты — почему я избираю этого человека. Это по моему утопично — вот придет добрый царь и разрулит все мои личные дела.

Д.Шинкаренко

  • Я думаю, что нужно бороться как общественными организациями, так и бороться с высшими чинами.

Д.Комаров

  • Как много, вообще, сейчас в Украине общественных организаций которые борются с коррупцией?

Д.Шинкаренко

  • Очень много. Вопрос в том какие реальные задачи стоят перед ними. Потому, что, на самом деле, есть организации — идейные, которые реально борются с коррупцией, а естьобщественные организации которые псевдоборцы с коррупцией и у них задача зарабатывания денег. вот часто бывает, есть например стройка. В принципе для нас это важное направление. То есть — строить дома для жителей в Украины. И тут приходит некие общественные организации и говорят: мы против чтобы вы что-то строили. Мы вам будем тут акции протеста устраивать. Вот вы нам заплатите и мы уйдем.

Д.Комаров

  • Подождите. Вот пришла эта общественная организация и она должна сказать: мы против, потому что: у вас нету акта выделенной земли, у вас нет разрешения на проведение строительных работ и так далее. Просто прийти и сказать: мы против? Ну вызывается полиция и эти ребята уходят.

Д.Шинкаренко

  • Но они говорят, что люди которые здесь рядом проживают, местные жители, они против. Мы говорим сейчас о том что какие интересы есть у некоторых общественных организаций. Они приходят для того чтобы заработать. Сегодня это называется — рекет. Наша общественная организация поступает наоборот.

Д.Комаров

  • По Вашей оценке — какой процент общественных организаций который реально борется с коррупцией?

Д.Шинкаренко

  • Вы знаете, я такую статистику не проводил.

Д.Комаров

  • По Вашим ощущениям?

Д.Шинкаренко

  • По моим ощущениям? Тяжело Вам сказать. Если я об этом скажу сейчас, то на каком основании? Я должен был провести анализ, а где доказательства, что та общественная организация занимается этим или не занимается? Надо с себя начинать, а то чем остальные занимаются…

Д.Комаров

  • А вот кстати, не бывало ли у вас каких-то столкновений, пересечений с подобными недобросовестными коллегами?

Д.Шинкаренко

  • Это хороший вопрос, на самом деле. Недавно как раз такое было. Мы занимаемся тем что на Выдубичах, это в Киеве, улица Промышленная, общество мостобуд занимается незаконным намытием песка. Мы этот факт выявили. То есть у этой компании нету разрешения на добычу песка. У них есть разрешение на очистку и углубление дна. Но они там реально намывают в огромных количествах песок. Тем самым приносят огромный вред природе и в принципе государству не платя определенные налоги с продажи этого песка и добычу. Для того чтобы добывать нужно получить определенную документы, лицензии на то сколько ты можешь добывать песка и платить налог с продажи этого песка. Мы это выявили. Провели там акцию протеста. Что мы видим? Приезжает сто, как назвать людей спортивной наружности?

Д.Комаров

  • Титушки

Д.Шинкаренко

  • Титушки, да. И начинают нам угрожать расправой, кровавой расправой, что нам всё — конец и так далее. Приехала полиция и в принципе благодаря полиции этого не совершилось. То есть они присутствовали при всех разговорах чтобы ничего не произошло. Но факт все же есть и он был неоднократно. 23 апреля мы стоим возле ворот этой организации и пытаемся донести информацию общественности и правоохранительным органам о том, что здесь происходит. Мы проводили рейд, мы приезжали к начальнику Голосеевского отдела полиции, к прокурору Киева, в водную полицию, в суды рассказывая, что вот здесь такое происходит.Посмотрите, проверьте. И на днях когда водная полиция приехала чтобы конфисковать земснаряд нелегальный, то есть он был описан и им нельзя было пользоваться. Это нарушение. Мы приехали на буксире просто следить, смотреть за процессом. Тут приплывают к земснаряду порядка 30 человек. Как оказалось это была общественная организация «Майдан» забежали на наш буксир с угрозой, именно показывая на меня пальцем, я просто был в футболке «Стоп нелегал». В мой адрес неслись нецензурные угрозы, что мне конец. Они забежали, нанесли нам несколько ударов, потом какой-то диалог между нами начался и они ушли с этого буксира.Но все же. Есть ли все в рамках закона, в этот момент там была речная полиция, которая писала протокол с понятыми. Пожалуйста — вот полиция, вот мы, мы наблюдаем хотите понаблюдать — наблюдайте.

Д.Комаров

  • Ну тут уже гангстерские разборки просто.

Д.Шинкаренко

  • Да. Потом приехали порядка 30 сотрудников речной полиции в бронежилетах и всех утихомирили.

Д.Комаров

  • Веселые истории у вас в общественных организациях. У меня последний вопрос, завершая наш эфир, Вы в принципе планируете расширять свою деятельность? Регионально или переходить на другой уровень? Какие планы у Вас по работе?

Д.Шинкаренко

  • Конечно, отличный вопрос. На сегодняшний момент мы очень активно развиваемся. У нас есть несколько проектов: это борьба с нелегальными перевозчиками. На сегодняшний момент даже возле ж.д. Вокзала, на улице где трамваи ходят, это Старовокзальная, отправляются незаконные перевозки пассажиров. Автобус останавливается и перевозит в сторону Сумм. Неоднократно мы туда приходили, вызывали полицию и даже делали рейд с укртрансбезопасностью с которой составляли протокол, о нарушении, что действительно данный субъект не имеет права проводить регулярные перевозки. И мы хотим сделать так чтобы регулярные перевозки были легальными. Пожалуйста работайте, но есть определенные правила. Проходите тендер как все, отправляйтесь с автовокзала, выдавайте билеты, платите налоги и работаете себе на здоровье — ни кто вам не мешает. На данный момент по такому-то маршруту есть уже перевозчик до который оплатил все необходимые сборы в государство. Киевская обладминистрация гарантирует этому перевозчику что будет бороться с нелегальными перевозчиками, что по такому же маршруту другой не будет ездить, но она этим не занимается. Мы совместными усилиями с Киевской областной администрацией, с Укртрансбезопасностью мы вот этот проект начинаем двигать и бороться с нелегальными перевозчиками. Для того чтобы предприниматели которые работают в рамках закона могли зарабатывать и платить налоги. Есть еще ряд проектов и мы успешно сейчас их двигаем. Это опять же незаконные свалки, стихийные. Ну это же страх на само деле, когда кто-то в лесу нашёл какой-то участочек и просто там свозит огромное количество мусора бесконтрольно. Завтра что мы будем наблюдать? Что мы будем передавать нашим детям? Это Украина будет одна большая свалка. Для этого есть легальные свалки, которые следят за этим мусором, у которых есть очистное оборудование специальное. Так же сейчас рассматривается вопрос о постройке мусороперерабатывающих заводов, где мы можем получать электричество, тепло, какие-то другие составляющие переработки этого мусора и мы не засоряем свою страну. Вот это направление мы и развиваем. Я думаю что у нас будут большие победы.

    Д.Комаров

  • Ну что же, это был человек, который планирует победить всю коррупцию в Украине. Глава организации «Стоп нелегал» Денис Шинкаренко. Спасибо огромное!

Д.Шинкаренко

— И Вам спасибо, Дмитрий!

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here